Медиарынок Молдовы: продано оптом

Алена Капанжи

 

Недавно наткнулась на цитату Марка Твена, в которой он недвусмысленно выразил свое отношение к американской прессе, и подумала, что ею же, не внося ни одной правки в цитату, мудрый писатель наверняка охарактеризовал бы и сегодняшнюю ситуацию на медийном рынке Республики Молдова:

 

«Кто сказал, что американская пресса продажна?

Нет, она не продажна. Просто она продана один раз и навсегда».

 

В итоговом докладе о ситуации в СМИ Республики Молдова Центр независимой журналистики констатирует, что в 2015 г. на рынке СМИ «четко очертился феномен концентрации владения и использования прессы как инструмента для создания имиджа». Это значит, что на молдавском медийном рынке сегодня кричат в один единственный рупор, рекламируя и продвигая только один товар от одного производителя. И самым ярким примером, подтверждающим этот тезис, считают предпринимателя и политика от Демократической партии Владимира Плахотнюка, которому принадлежат 4 телевизионных канала с общенациональным(!) покрытием: Publica TV, Prime, Canal2 и Canal3; и 3 радиостанции: Publika FM, Muz FM и Maestro FM. По некоторым подсчетам в прессе, все вместе они покрывают около 60-70% медиарынка.

Другой депутат – либерал-демократ Кирилл Лучинский – владеет 2 телеканалами: TV7 и ТНТ Bravo. Правда, несколько дней назад он «продал» свои медиа-активы собственным детям за 25 тысяч лей, уточнив, что речь не идет о подарке, и что он будет помогать им «всем, чем сможет».

Бывший министр обороны Валериу Плешка владеет телеканалом Moldavian Business Channel совместно с гражданином Азербайджана Сеймуром Ахундзаде и Талгатом Байтазиевым –  замдиректором и директором металлургического завода в Рыбнице соответственно.

Илан Шор – миллионер, которому было предъявлено обвинение в мошенничестве и отмывании денег в особо крупных размерах в период его пребывания в должности председателя админсовета Banca de Economii, предположительно является владельцем EURO TV и ALT TV, но официально эти каналы зарегистрированы на имя Риты Цвик, директора Новостного Агентства «Новости-Молдова».

Помимо названных, есть еще 56 телевизионных каналов, которые доступны телезрителям Молдовы. Только два из них получают субсидии из средств государственного бюджета (Moldova 1, GRT). Остальные же, как видим, – частная собственность.

Казалось бы, при таком количестве частных медиа-компаний можно говорить о том, что медийный рынок развит. Но монополистический (!) рынок развитым точно не назовут. Несмотря на количество телеканалов, аудитория у них небольшая и оказываемое влияние соответственно то же. Напротив, экспертов масс-медиа индустрии пугает почти тотальная концентрация наиболее влиятельных вещательных СМИ в одних руках. Все хором заговорили о «берлусконизации СМИ в Молдове».

В медийном и ресторанном бизнесе сложнее всего зарабатывать «хорошие деньги». Просто соотношение прикладываемых усилий и чистой прибыли часто себя не оправдывает.

Медиа, в действительности, могут быть прибыльным бизнесом. Но, мне кажется, что молдавских владельцев вещательных компаний медиа бизнес как источник доходов интересует меньше всего, учитывая наличие у них альтернативных источников. Смущает также тот факт, что все они – политические деятели или бывшие государственные служащие. И, что самое важное, всех их менее всего интересует сохранение Республики Молдова в статусе суверенного государства.

Побочный продукт производства в любых медиа компаниях – воздействие и влияние. Пропаганда. Причем телевидение в Молдове – самый эффективный инструмент пропаганды. Барометр общественного мнения за 2015 г. показывает, что 63% респондентов считают телевидение самым главным источником информации. Особенно граждане, проживающие за пределами столицы. Вот ради чего все готовы раскошеливаться на содержание даже убыточных компаний.

Как следствие, прямое ассоциирование СМИ с конкретными политическими личностями ведет к самоцензуре работающих в них журналистов. А это, в свою очередь, ограничивает наше право на получение объективной информации.

Но не только вынужденная самоцензура журналистов лишает зрителей возможности адекватно оценивать происходящие в их стране события. Лоббирование поправок в Кодексе о теле- и радиовещании, которые бы запретили трансляцию контента, произведенного в России и на русском языке – тревожный сигнал для каждого гражданина Молдовы. Его пытаются принудить к обязательной «умственной стерилизации». Он должен утратить способность воспроизводить собственные мысли и мнения, сравнивая и критично оценивая информацию из разнообразных источников.

«Товар должен быть один, тогда мы быстро добьемся необходимого нам эффекта», – в этом заключается простая философия лоббистов. Зачем вообще пытаться конкурировать за внимание зрителя и степень оказываемого на него влияния?

Оправдывая подобные действия желанием создать безопасное информационное поле, лишенное «российской пропаганды», инициаторы этих поправок отказываются вести честную профессиональную борьбу. Выстрелить сопернику в спину гораздо легче, чем прижать обеими лопатками к ковру в опасной схватке.

Да и само намерение исключить вещание на русском языке, при том что именно русскоязычные каналы имеют самые высокие рейтинги в республике – плевок в лицо тем, кто по объективным историческим обстоятельствам сегодня мыслит и говорит на русском языке.

Я уверена, что на молдавском медиарынке пока еще не смогут производить высококачественный контент. Его производство стоит миллионы долларов. А ведь именно у сериалов и развлекательных шоу, ретранслируемых по российским каналам, самые высокие рейтинги по всей стране. Об этом свидетельствуют данные измерительной компании AGB Nielsen Media Research.

Молдова еще не скоро сможет позволить себе производство такой красивой и качественной «картинки» на экране. А за качественным контентом с экранов уйдут и самые дорогие рекламодатели. Последние, как известно, – их основной источник дохода. Даже если и не уйдут рекламодатели за неимением альтернатив, то низкие доля и качество продаваемой аудитории вынудят медиакомпании значительно понизить цены на рекламные слоты.

Вот и получается, что меньше всего эти действия направлены на защиту национального медийного рынка и стимулирование его развития. Они готовы лишить зрителей хорошего телевизионного контента, а медиакомпании – возможности зарабатывать. И лишения эти вполне себя оправдывают: в конечном итоге они получают «умственно стерилизованных» граждан.

 

 

ИЗВОР: edingagauz.md