Горячие Балканы

  • Черногория вступает в НАТО, в Сербии не так всё однозначно. Как не потерять друзей в регионе?
  • Недавние шумные протесты оппозиции в Белграде против избрания президентом Сербии Александра Вучича, одержавшего убедительную победу, эксперты восприняли как репетицию сербского «майдана» и «чёрную метку» со стороны евроатлантистов. Те недовольны стремлением Вучича выстроить отношения с Россией с учётом исторических связей наших стран. Недавнее резкое обострение положения в Македонии также подтвердило взрывоопасность ситуации на Балканах.

Всё это отсылает к известной мысли Уинстона Черчилля, что Балканы – это пороховая бочка Европы. Но это ещё и чуткий барометр. Известный сербский писатель и мыслитель Иво Андрич как-то заметил, что Балканы часто выявляют первые симптомы заболевания, которое потом нередко становится общеевропейским.

Покорение Балкан турками в XIV веке имело следствием появление янычар у стен Вены и завоевание Османской империей немалой части Центральной Европы. Балканские войны 1912–1913 годов стали предтечей Первой мировой войны, которая в итоге изменила политическую карту Европы. Нападение нацистской Германии на Югославию в апреле 1941 года стало прологом к агрессии Гитлера против СССР, а распад Югославии, ускорившийся летом 1991 года, предшествовал развалу СССР в декабре 1991 года и разделению Чехословакии в январе 1993-го.

На Балканах хорошо помнят, что кровавые межнациональные конфликты и этнические чистки, сопровождавшие распад Югославии, происходили при явном вмешательстве извне. Кульминация – варварские бомбардировки страны авиацией НАТО с 24 марта по 10 июня 1999 года, которые унесли жизни тысяч мирных жителей. Понимание хрупкости мира, осознание его ценности проявляется сегодня на Балканах во всём – от памятников и названий улиц до научных форумов. Европейский университет провёл в апреле в боснийском городе Брчко международную научную конференцию, посвятив её осмыслению вопросов развития в XXI веке. Главная улица Брчко – Бульвар мира. Тут есть монумент в память о жертвах военных действий в 1990-е годы. Всё это символично.

Глобальные тренды современной мировой политики находятся в явном противоречии с общественными настроениями на Балканах. Реальная политика Евросоюза и США вызывает тут всё меньше понимания, вызывая либо неодобрительные усмешки, либо даже враждебную реакцию. Критику политики Брюсселя и Вашингтона слышишь на митингах и шествиях на улицах сербских и боснийских городов, в местных СМИ и в университетских аудиториях.

Коллеги из Балканских стран, с которыми встречался на конференции, воспринимают проблемы, стоящие перед ЕС, как проявление глубокого системного кризиса этого образования. Евросоюз теряет популярность среди жителей Балкан как из-за нелепой миграционной политики, так и из-за конфронтационности в отношении России. В Сербии, например, уже осели несколько десятков тысяч ближневосточных мигрантов. И всё очевиднее, что новобранцы ЕС, в частности, Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, не хотят принимать беженцев по квотам евробюрократов. Балканские сообщества, где сильны традиционные ценности, не согласны и с явными антихристианскими тенденциями в ЕС, например, в отношении сексуальных меньшинств. Авторитетный белградский еженедельник «Печать» характеризует политику Брюсселя как «процесс саморазрушения», предсказывая, что дальнейший сценарий развития ЕС может стать «евротрагедией в нескольких действиях».

Не желая становиться в этом нанятыми актёрами, балканские интеллектуалы видят альтернативу в участии своих стран в евразийской интеграции. В 2016 году группа влиятельных сербских и боснийских политологов и социологов выпустила научный сборник «Сербия и Евразийский союз», где подвергла критике перспективы вступления Сербии в Евросоюз. При этом они убедительно раскрывают преимущества евразийской интеграции, её органичность для Балкан. По мнению авторов, навязываемый сербам евроинтеграционный проект маскирует стремление евроэлит затащить Сербию без Косово и Метохии в НАТО, превратив страну в пассивную и политически раздробленную территорию лишь ради расширения жизненного пространства Североатлантического альянса.

Процесс затаскивания в НАТО Черногории вопреки мнению большинства её жителей откликается и в Сербии. Если официальный Белград, балансирующий между НАТО и Россией, ограничивается нейтрально-политкорректными заявлениями, то в сербском обществе пристёгивание Черногории к НАТО воспринимают как попрание демократических норм. Это вызывает растущее среди людей неприятие черногорской политической элиты и усиливает антинатовские настроения. Буквально на следующий день после принятия черногорским парламентом Протокола о членстве в НАТО митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий отслужил в Цетинье панихиду по жертвам натовских бомбардировок Сербии и Черногории, чётко обозначив пропасть между населением Черногории и её политической верхушкой.

3-2-20.jpg

По мнению профессора университета города Суботица в Северной Сербии Бранко Баля, сербы рискуют потерять национальную идентичность «в условиях плавильного котла евроатлантической интеграции». Особо беспокоит судьба сербской культуры и сербской кириллицы, сфера применения которой постоянно сужается. Неприемлемо для сербов и то, что процесс интеграции в ЕС связан с выкручиванием рук Белграду в вопросе об официальном признании Косово и Метохии. По словам известного сербского и боснийского социолога Зорана Милошевича, налицо «прямой шантаж» в отношении сербов, которых западная пропаганда с помощью манипулятивных технологий выставляет главным виновником всех преступлений на Балканах.

Многие в Сербии осознают крайне негативные последствия возможного вступления Сербии в ЕС. По данным опросов, около половины сербской молодёжи считает, что вступление Сербии в Евросоюз повлечёт за собой окончательную утрату Косово. Более трети опрошенных уверены, что членство в ЕС будет означать потерю страной суверенитета. Сербия, как указывает белградский еженедельник «Печать», уже и так буквально кишит хорошо финансируемыми неправительственными организациями, рекламирующими политику Евросоюза. В целом прозападную позицию занимают и ведущие сербские электронные СМИ.

Именно поэтому развитие интеграции в рамках Евразийского союза и Союзного государства Белоруссии и России привлекает внимание наблюдателей на Балканах. Многие считают, что проект евразийской интеграции на постсоветском пространстве имеет блестящие перспективы. Ведь он опирается на цивилизационную и культурную близость участников, располагает колоссальными сырьевыми, демографическими и промышленными ресурсами. Дополнительно привлекают крепнущие связи с Китаем и странами Южной и Юго-Восточной Азии. Присоединение Молдовы к этому объединению в качестве наблюдателя было сразу замечено в Белграде.

Пока, правда, только одна политическая партия Сербии – радикальная партия Воислава Шешеля – прямо заявляет о необходимости присоединения Сербии к евразийской интеграции. Но и остальные политические партии, даже прозападные, включили в программы положения о необходимости развития отношений с Россией – они вынуждены учитывать настроения граждан. По словам одного из сербских интеллектуалов, успехи евразийской интеграции в сербском обществе воспринимают как собственные, укрепляющие не только внешнеполитические позиции Сербии, но и сербскую идентичность и культуру.

При этом сербские сторонники евразийской интеграции считают: позиция России на Балканах должна быть более активной, а поддержка проевразийских сил в регионе – более внятной. Недоумение патриотической части сербского общества вызывают факты размещения рекламы действующими в Сербии крупными российскими компаниями в местной прозападной периодике, издающейся на латинице. Что это, как не прямая финансовая поддержка российским капиталом, по сути, антироссийских изданий?

Архитекторам евразийского сближения следует помнить, что помимо собственных народов в успешном развитии проектов в Евразии заинтересованы и народы Балканских стран, которые при определённых условиях могут перейти из заинтересованных наблюдателей в участников евразийской интеграции.

Кирилл Шевченко, доктор исторических наук,

Брчко – Москва

 

 

 

ИЗВОР: www.lgz.ru